Мероприятие ко Дню Победы для старшеклассников

Мероприятие ко Дню Победы для старшеклассников

Внеклассное мероприятие ко 9 мая для школьников 9-11 класса: Фестиваль военной книги «Война! Твой страшный след...». Сценарий

(Зал украшен плакатами в виде обложек книг «Василий Теркин» А. Твардовского, «Повесть о Зое и Шуре» Л. Космодемьянской, «А зори здесь тихие» Б. Васильева, «Повесть о Вите Черевичкине» А. Агафонова.)

Действующие лица

Ведущие (1) и (2)

Чтецы (1) — (4)

Василий Теркин

Старшина Васков

Рита Осянина

Женя Комелькова

Соня Гурвич

Галя Четвертак

Лиза Бричкина

Сержант Кирьянова

Зоя Космодемьянская

Хор

Ведущий (1): Проходят годы, вот уже и XXI век наступил. И хоть все дальше от нас победный день 9 Мая, величие этого праздника нельзя уменьшить. Нелегко далась эта Победа, поэтому думать о мире, бороться за мир мы должны ежедневно, ежечасно, и сегодняшнюю нашу встречу мы посвящаем тем, кто отдал свои жизни за светлый День Победы.

Чтец (1)

Когда это будет, не знаю,

В тени белоствольных берез

Победу 9 мая

Отпразднуют люди без слез.

Подымут победные марши

Армейские трубы страны,

И выедет к армии маршал,

Не видевший этой войны.

Чтец (2)

Война! Твой страшный след

Живет в архивах пыльных,

В полотнищах побед

И в нашумевших фильмах.

Война! Твой горький след —

И в книгах, что на полке...

И вот уж пять десятков лет

Ношу твои осколки.

(Н. Старшинов)

Ведущий (2). Литература и искусство всегда выступали как хранители памяти поколений. Более 1000 писателей ушли на фронт, и около 400 из них не вернулись. По горячим следам войны прозаики и поэты создавали свои произведения.

Звучит «Песенка военных корреспондентов» (муз. М. Блантера, сл. К. Симонова).

Хор

Песенка военных корреспондентов (музыка М. Блантера, слова К. Симонова)

От Москвы до Бреста

Нет такого места,

Где бы не скитались мы в пыли.

С «лейкой» и блокнотом,

А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли.

 

Без глотка, товарищ,

Песню не заваришь, —

Так давай по маленькой хлебнем!

Выпьем за писавших,

Выпьем за снимавших,

Выпьем за шагавших под огнем!

 

Выпить есть нам повод

За военный провод,

За «У-два», за «Эмку», за успех;

Как пешком шагали,

Как плечом толкали,

Как мы поспевали раньше всех.

 

От ветров и стужи

Петь мы стали хуже,

Но мы скажем тем, кто упрекнет:

— С наше покочуйте,

С наше поночуйте,

С наше повоюйте хоть бы год!

 

Там, где мы бывали,

Нам танков не давали.

Но мы не терялись никогда:

На «пикапе» драном

И с одним наганом

Первыми въезжали в города.

 

Выпьем за победу,

За свою газету,

А не доживем, мой дорогой, —

Кто-нибудь услышит,

Кто-нибудь напишет,

Кто-нибудь помянет нас с тобой!

 

От Москвы до Бреста

Нет такого места,

Где бы не скитались мы в пыли.

С «лейкой» и блокнотом,

А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли.

 

Выпьем за победу,

За свою газету,

А не доживем, мой дорогой, —

Кто-нибудь услышит,

Кто-нибудь напишет,

Кто-нибудь помянет нас с тобой!

Ведущий (1). Военными корреспондентами были: Константин Симонов, Алексей Сурков, Александр Твардовский и многие другие. Александр Твардовский написал свою «Книгу про бойца», самую известную, может быть, в 1941-1945 годах. Она принадлежит к тем книгам, которые помогали в победе над фашистами. Главный герой этой книги — Василий Теркин, один из немногих литературных героев, которому в нашей стране поставлен памятник.

Чтец (3)

Теркин — кто же он такой?

Скажем откровенно:

Просто парень сам собой

Он обыкновенный.

 

Василий Теркин

Разрешите доложить

Коротко и просто:

Я большой охотник жить

Лет до 90.

Чтец (4)

Теркин, Теркин, добрый малый,

Что тут смех, а что печаль.

Загадал ты, друг, немало,

Загадал далеко вдаль.

Василий Теркин

Нет, ребята, я не гордый,

Не загадывая вдаль,

Так скажу, зачем мне орден,

Я согласен на медаль.

На медаль. И то не к спеху.

Вот закончили б войну,

Вот бы в гости я приехал

На родную сторону.

 

Буду ль жив еще? — Едва ли,

Тут воюй, а не гадай,

Но скажу насчет медали:

Мне ее тогда подай.

Обеспечь, раз я достоин,

И понять вы все должны:

Дело самое простое —

Человек пришел с войны.

 

Вот пришел я с полустанка

В свой родимый сельсовет,

Я пришел, а тут гулянка,

Нет гулянки? Ладно, нет!

Я в другой колхоз и в третий —

Вся округа на виду:

 

Где-нибудь я в сельсовете

На гулянку попаду.

И, явившись на вечерку,

Хоть не гордый человек,

Я б не стал курить махорку,

А достал бы я «Казбек»

И дымил бы папиросой,

Угощал бы всех вокруг

И на всякие вопросы

Отвечал бы я не вдруг.

Чтец (3)

Как, мол, что?

Василий Теркин

Выпало всяко.

Чтец (4)

Трудно все же?

Василий Теркин

Как когда.

Чтец (3)

Много раз ходил в атаку?

Василий Теркин

Да случалось иногда.

И девчонки на вечерке

Позабыли б всех ребят,

Только слушали б девчонки,

Как ремни на мне скрипят.

И шутил бы я со всеми,

И была б меж них одна...

И медаль на это время

Мне, друзья, вот как нужна!

Нет, ребята, что там орден,

Не загадывая вдаль.

Я ж сказал, что я не гордый:

Я согласен на медаль.

Чтец (4)

Жить без пищи можно сутки,

Можно больше, но порой

На войне одной минутки

Не прожить без прибаутки,

Шутки самой немудрой!

Не прожить, как без махорки,

От бомбежки до другой

Без хорошей поговорки

Или присказки какой.

Василий Теркин

Так о чем же вам поведать?

Дайте тезисы-конспект.

Про раненье? Переправу?

Про раненье? Переправу?

Тем других покамест нет.

Про бомбежки и огонь?

Чтец (3)

Про танкистов и гармонь.

Чтец (4). А еще лучше — спой, Василий, частушки.

Ведь частушка,

что армейская пушка:

и стреляет метко,

и врага бьет крепко.

Василий Теркин. Что ж, спою, а друзья мне помогут.

Хор и Василий Теркин исполняют частушки.

Заиграй, гармонь, под пляску

Зададим фашистам встряску —

Зарекутся навсегда

Лезть на наши города.

 

Все морошка да морошка,

Да никак не виноград —

Есть для Гитлера дорожка

Да никак не в Ленинград.

 

Гитлер думал угоститься —

Чаю тульского напиться.

Зря, дурак, позарился —

Кипятком ошпарился.

 

Фашистского ворона

Бьет зенитка здорово,

От фашистских воронят

Только перышки летят.

 

Гитлер с Геббельсом ругались —

Гитлер назван был свиньей,

Свиньи очень возмущались

За сравнение с собой.

 

В цель частушки метко бьют —

Видно то из практики.

Мы для вас поем их тут

В виде профилактики.

Ведущий (2). Говоря о литературе периода Великой Отечественной, мы должны отдать дань внимания и уважения Константину Симонову. Именно его роман «Живые и мертвые» открыл в литературе дорогу знаменитому и великому «поколению лейтенантов». Симонов принес чувство высокой трагичности: человек вынужден взять оружие, убивать, чтобы спасти все, что ему дорого, спасти себя, свой народ и свою страну.

Это первый по-настоящему честный роман о войне, слово правды о русском солдате, который шел в тяжелый неравный бой, шел, часто даже не зная, вернется ли он. А дома очень его ждали, придавая уверенности в своих силах.

Звучит песня «Жди меня» (муз. М. Блантера, сл. К. Симонова).

Хор

Жди меня, и я вернусь,

Только очень жди...

Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет.

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

 

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

 

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души...

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: «Повезло».

Не понять не ждавшим, им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, — будем знать'

Только мы с тобой,

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Ведущий (1). На войне всем тяжело: солдатам и генералам, артиллеристам и летчикам, пехотинцам и саперам. Тяжело, но ведь все они были мужчинами. Что же приходилось испытывать попавшим на фронт девушкам? Об этом рассказывает лирическая повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие».

Чтец (1). А началось все в аккурат так. На 171-й разъезд прибыла рота зенитчиц.

На сцене появляются шесть девушек в военной форме, затем выходите старшина Басков. Старшина Басков, увидев их, оторопел.

Старшина Васков. Т-а-а-а-к. Кто такие?

Сержант Кирьянова. Докладывает помкомвзвода сержант Кирьянова. 1 -е и 2-е отделения третьего взвода 5-й роты Отдельного зенитно-пулеметного батальона прибыли в ваше распоряжение для охраны объекта.

Старшина Васков. Т-а-а-к! Из расположения без моего слова ни ногой!

Рита Овсянина. Даже за ягодами?

Старшина Васков. Я год еще нет.

Сержант Кирьянова. А щавель можно собирать? Нам без приварка трудно, товарищ старшина. Отощаем.

Старшина Васков. Не дальше речки. Аккурат в пойме прорва его. И прежде всего, конечно, — дисциплина!

Сержант Кирьянова. Есть, товарищ старшина! (Поворачиваясь к строю.) Люба, Вера, Катенька — в караул! Катя — разводящая.

Старшина Васков. Отставить! Разве это команда? Развод караулов полагается по всей строгости делать, по уставу. А это — насмешка полная.

Сержант Кирьянова. А у нас разрешение, товарищ старшина! От командующего. Лично!

Чтец (2). Вот так и началась их служба. Ночами зенитчицы азартно лупили из всех восьми стволов по пролетающим немецким самолетам, а днем разводили бесконечные постирушки.

Шла война, раскладывая на континентах гигантский пасьянс из человеческих жизней, и судьбы людей переплетались причудливо и непонятно.

Чтец (1). А зори здесь были тихими-тихими... И однажды на такой вот тихой зорьке, возвращаясь тайно от своего сыночка, что жил неподалеку в городке вместе с Ритиной матерью, увидела Рита Осянина человека в пятнистой плащ-палатке с немецким шмайсером в правой руке. Побежала скорей доложить своему командиру.

Рита Осянина. Товарищ комендант! Товарищ старшина!

Старшина Васков. Что?

Рита Осянина. Немцы в лесу!

Старшина Васков. Так! (Прищуривается.) Откуда известно?

Рита Осянина. Сама видела. Двое с автоматом в маскировочных накидках. На дороге встретила.

Старшина Васков. Значит, на дороге? А что ты в лесу в 4 утра делала?

В разговор вмешивается сержант Кирьянова.

Сержант Кирьянова. Знаете, товарищ старшина, есть вопросы, на которые женщина отвечать не обязана.

Старшина Васков. Нету здесь женщин! Нету! Есть бойцы, и есть командиры, понятно? Война идет, и покуда она не кончится, все в среднем роде ходить будем. А немцев уничтожить надо. Осянина! Стройте людей!

Рита Осянина. Построены. Женя! Галя! Лиза!

Старшина Васков. Погодите, Осянина! Немцев идем ловить — не рыбу. Так чтоб хоть стрелять умели, что ли...

Рита Осянина. Умеют.

Старшина Васков. Да, вот еще. Может, немецкий кто знает?

Соня Гурвич. Я знаю.

Старшина Васков. Что — я? Что такое я? Докладывать надо.

Соня Гурвич. Боец Гурвич.

Старшина Васков. О-хо-хо! А как по-ихнему «руки вверх?»

Соня Гурвич. Хенде хох!

Старшина Васков. Точно! Ну, давай, Гурвич... (Обращаясь к остальным.) Идем на двое суток, так надо считать. Взять сухой паек, патронов... по 7 обойм. Подзаправиться... Ну, поесть, значит, плотно. Обуться по-человечески. В порядок себя привести. На все — 40 минут. Осянина!

Рита Осянина. Я!

Старшина Васков. Тючки, говоришь, у немцев были?

Рита Осянина. Да, вероятно, тяжелые. Очень аккуратно упакованы.

Старшина Васков. Мыслю я, тол они несли. А если тол, то маршрут у них на железку. На Кировскую дорогу.

Рита Осянина. До Кировской дороги неблизко.

Старшина Васков. Зато — лесам и. А леса здесь погибельные: армия спрятаться может.

Рита Осянина. Если так, то надо охране на железную дорогу сообщить.

Старшина Васков. Кирьянова сообщит. (Обращаясь к группе девушек.). Противника не бойтесь. Он по нашим тылам идет, значит, сам боится. Если случится, что рядом он окажется, тогда затаитесь лучше. Только не бегите, упаси Бог: в бегущего попасть из автомата — одно удовольствие. Ходите только по двое. В пути не отставать и не разговаривать. В случае обнаружения противника или чего непонятного... кто по-звериному или, там, по-птичьему кричать может?

Девчата хихикают.

Я серьезно спрашиваю! В лесу сигнала голосом не подашь: у немца тоже уши есть.

Галя Четвертак. Я умею. По-ослиному. И-а, и-а!

Старшина Васков. Ослы здесь не водятся. Будем по- утиному крякать. Сигналы напоминаю: 2 кряка — внимание, вижу противника, 3 кряка — все ко мне. (Прохаживаясь перед строем.) Идем на Вопь-озеро. Ежели немцы к железке идут, им озера не миновать. А пути короткого они не знают: значит, мы раньше их там будем. До места нам верст 20 — к обеду придем. И подготовиться успеем, потому как немцам обходным порядком, да таясь, не менее полета отшагать надо. Все понятно, товарищи бойцы?

Девушки. Понятно.

Старшина Васков. Головной дозор, шагом марш!

Чтец (2). И пошли они, пятеро девчат и старшина Васков, остановить немцев проклятых... В живых остался лишь старшина...

Лиза Бричкина. Первой погибла Лиза Бричкина — утонула в болоте, когда спешила за подмогой. Оступилась, сошла с твердой тропы, первая уже болотная топь не отпустила ее. Жуткий одинокий крик долго звенел над равнодушным ржавым болотом.

Соня Гурвич. А второй стала Соня Гурвич. Была она тихой и незаметной. И в зенитчицы-то она попала случайно: переводчиц — пруд пруди, а зенитчиц не хватало.

А погибла от немецкого ножа, когда бросилась за кисетом, нечаянно забытым Васковым. Будь он трижды неладен, тот кисет. Бежала она без опаски по дважды уже пройденному пути, бежала и понять не успела, откуда свалилась на хрупкие плечи тяжесть, почему пронзительной болью рванулось вдруг сердце... Нет, успела. И понять успела, и крикнуть, потому что не достал нож с первого удара.

Галя Четвертак. А Галя Четвертак и выстрелить ни разу не смогла. Стояло перед ее глазами серое, заострившееся лицо Сони, полузакрытые, мертвые глаза ее и затвердевшая от крови гимнастерка. И ужас заполнял все ее существо, и шла она под гнетом того ужаса. Не знал старшина Федот Евграфыч Васков, что боец этот был убит, до немцев не дойдя, ни разу по ним не выстрелив. А пришлось встретиться, порхнула из кустов Галя, метнулась через поляну наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая. Коротко ударил автомат. Сунулась Галя с разлету лицом в землю, так и не сняв с головы заломленных в ужасе рук.

Женя Комелькова. Женю Комелькову ранили вслепую сквозь листву, и она могла затаиться, переждать и, может быть, уйти. Но она стреляла, пока были патроны. Стреляла лежа, уже не пытаясь убегать, потому что вместе с кровью уходили и силы. И немцы добили ее в упор, а потом долго смотрели на ее и после смерти гордое и прекрасное лицо.

Рита Осянина. Рита Осянина знала, что рана ее смертельна, и умирать она будет долго и трудно. Сначала боли почти не было, только все сильнее хотелось пить, а пить было нельзя. Холодная черная бездна распахивалась у ее ног, и Рита мужественно и сурово смотрела в нее. Она не жалела себя, своей жизни и молодости, потому что все время думала о том, что было куда важнее, чем она сама. Сын ее оставался сиротой... Рита выстрелила себе в висок, и крови почти не было...

Старшина Васков. Бывает горе, что косматая медведица: навалится, рвет, терзает — света не взвидишь. Пять девчат, пять девочек. Было всего, всего пятеро. А не прошли немцы, никуда не прошли. Будет ли понятно потом, почему им умирать приходилось. Что ответить, когда спросят, что ж это вы, мужики, мам наших от пуль защитить не могли? Дорогу Кировскую берегли да Беломорский канал имени товарища Сталина? Да там ведь тоже, поди, охрана, там ведь людишек куда больше, чем пятеро девчат да старшина с наганом!

Девушки преподносят гвоздики присутствующим на празднике женщинам-ветеранам. Затем старшина Васков и девушки уходят.

Веем женщинам — участницам Великой Отечественной посвящается танец «Катюша».

Хореографическая группа исполняет танец «Катюша».

Ведущий (1). Песня «Катюша» была одной из самых любимых песен молодежи предвоенных лет. Любила ее и Зоя Космодемьянская. Книга «Повесть о Зое и Шуре» — книга матери о своих детях, Героях Великой Отечественной войны Зое и Шуре Космодемьянских.

Чтец (3). Это имя означает «жизнь». Посвящается Зое Космодемьянской.

Ведущий (2)

Узел размышлений, развяжись!..

Я Америк вовсе не открою,

Коль напомню вам, что имя Зоя

В переводе означает — «жизнь».

... Защищать идя родную власть

В страшную годину испытаний,

Ты в отряде партизанском

Не случайно, видно, Таней назвалась.

Петь,

смеяться,

плакать

и любить,

Как и Жанне д'Арк, тебе хотелось...

А враги убить решили Смелость.

Но ее, как жизнь, нельзя убить!

Взяв на плечи хрупкие свои

Трудные недевичьи заботы,

Ненависть к врагу до эшафота

Гордо ты несла через бои.

Вот уже разверзлась смерти пасть...

А ведь у тебя вся жизнь вначале...

Только разве перед палачами

На колени ты могла упасть?!

(В. Матвеев)

Выходит Зоя Космодемьянская.

Зоя Космодемьянская

Как морозно!

Как светла дорога,

Утренняя, как твоя судьба.

Поскорей бы! Нет, еще немного.

Нет, еще не скоро...

От порога...

По тропинке...

До того столба...

Надо ведь еще дойти дотуда,

Этот длинный путь еще прожить...

Может быть,

Еще свершится чудо...

Где-то я читала...

Может быть!

Жить... Потом не жить...

Что это значит?

Видеть день...

Потом не видеть дня...

Это как? Зачем старуха плачет?

Кто ее обидел? Жаль меня?

Отчего ей жаль меня?

Не будет

Ни земли, ни боли...

слово «жить»...

Будет свет, и снег, и эти люди,

Будет все, как есть,

не может быть!

Если мимо виселицы прямо

Все идти к востоку — там Москва.

Если очень громко крикнуть:

«Мама!»

Люди смотрят. Есть еще слова...

Граждане, не стойте, не смотрите!

(Я живая, — голос мой звучит.)

Убивайте их, травите, жгите!

Я умру, но правда победит!

Родина!

Слова звучат, как будто

Это вовсе не в последний раз...

Всех не перевешать, много нас!

Миллионы нас!

Чтец (4)

Жги меня, страдание чужое,

Стань родною мукою моей.

Мне хотелось рассказать о Зое

Так, чтоб задохнуться вместе с ней,

Чтобы эта девочка чужая

Стала дочкой тысяч матерей.

Помните о Зое, провожая

В путь к победе

собственных детей.

(М. Алигер)

Ведущий (2). Зое Космодемьянской, когда она совершила свой подвиг, было 18 лет. А книга Аркадия Агафонова «Повесть о Вите Черевичкине» рассказывает о еще более юных героях —мальчишках, живших в городе Ростове-на-Дону. Были они самыми обыкновенными: живыми, непоседливыми, озорными, а то и задиристыми, и, конечно, фантазерами. Бывали у них рыбалки на розовой заре, взвивались кострами синие ночи, играли в настоящие военные игры.

Ведущий (1). А еще любили они голубей. Особенно много голубятников было в тихих улочках Нахичевани, где жил Витя Черевичкин. И кто бы мог подумать, что пройдет совсем немного времени, и это мальчишеское увлечение будет служить серьезному делу, будет стоить жизни Вите Черевичкину.

О чем только не мечтали тогда мальчишки, но мечты их опалила война. Повзрослели они до времени: война стала суровым испытанием для них, но встретили они ее не по годам мужественно. Они срывали фашистские приказы, выводили из строя немецкие автоколонны, отправляли почтовых голубей с донесениями к своим.

Ведущий (2). Их было много — известных и безызвестных мальчишек, которые, чем могли, помогали бороться с пришедшими на нашу землю оккупантами. Витя Черевичкин — один из многих.

Звучит песня «Баллада о пионере Вите Черевичкине» (муз. И. Дунаевского, сл. М. Матусовского).

Хор

Что, ребята, так печально

вы глядите,

Все

встав

в круг?

Жил, ребята, под Ростовом

мальчик Витя,

Жил

наш

друг.

На тихой улице своей

Гонял он часто голубей.

Отпустит птицу,

а сам часами

Стоит, любуясь небесами.

А белый голубь все кружит над ним...

Эй вы, грозы, над землею

не гремите.

Нет,

нет,

нет.

Стал отважным партизаном

мальчик Витя,

Сын

тех

лет.

И часто в буре и в дыму

Служили голуби ему.

Сквозь все преграды

и все заслоны

Летели эти почтальоны.

А белый голубь все кружил над ним...

Дни былые, вы пред нами вновь

пройдите,

Все

встав

вряд.

Здесь захвачен был врагами

мальчик Витя,

Был

в плен

взят.

Где годы детские прошли,

Там на расстрел его вели.

Раздался выстрел

в тот полдень серый,

И смолкло сердце пионера.

А белый голубь все кружил над ним...

Вот сегодня, оживая, на граните

Встал

он

сам.

Вот он смотрит с пьедестала,

мальчик Витя,

Смел,

юн,

прям.

Заря алеет впереди,

Как будто галстук на груди.

Щебечут птицы,

и солнце светит,

У ног его играют дети,

А белый голубь все кружит над ним...

Чтец (1)

Юные погибшие герои.

Юными остались вы для нас.

Мы — напоминание живое,

Что Отчизна не забыла вас.

Жизнь и смерть — и нету середины.

Благодарность вечная вам всем,

Маленькие стойкие мужчины,

Девочки, достойные поэм.

Сколько вас, веселых и влюбленных,

По родной земле погребено?

Вы сегодня в легком шуме кленов,

Тихо постучавшихся в окно.

Звучит мелодия песни «Пусть всегда будет солнце». Выходят все участники мероприятия, в руках у них шары, бумажные голуби — символ мира.

Чтец (2)

Именем солнца, —

Именем Родины клятву даем!

Чтец (3)

Именем жизни

Клянемся павшим героям:

То, что отцы не допели,

Мы допоем!

Чтец (4)

То, что отцы не построили,

Мы построим!

Чтец (1)

Мир — это главное слово на свете,

Мир очень нужен нашей планете!

Мир нужен детям!

Мир нужен взрослым!

Мир нужен всем!

Вновь звучит мелодия песни «Пусть всегда будет солнце!».

Рекомендуем посмотреть:

Классный час на тему 9 мая День Победы, 10 класс

Внеклассное мероприятие на тему: День Победы, 5 класс

Классный час на День победы, 3 класс

Литературно-музыкальная композиция ко Дню Победы в школе. Сценарий

Викторины на 9 мая День Победы для школьников с ответами

Нет комментариев. Ваш будет первым!