Интеллектуальная готовность ребенка к школе

Интеллектуальная готовность ребенка к школе

В этой статье мы расскажем вам о том, как многие психологи понимают «готовность к школе», какими методами она определялась (эти «тестовые» методики широко распространены и до сих пор), что конкретно спрашивают детей, какие задания они должны выполнять во время обследования и насколько можно доверять данным, полученным в результате.

В психологии второй половины 20-го века началось интенсивное изучение готовности детей к школе с целью разработки системы диагностики.

Сначала способность к школьному обучению или «готовность к школе» была описана, как набор психических способностей, которые должны быть более или менее полно сформированными к моменту поступления в школу. Так как готовность к школе связывалась в то время — такая позиция широко распространена и до сих пор — именно с обучением, то на передний план диагностики выходили преимущественно когнитивные (умственные) способности, а также другие способности, связанные со школьным обучением (прежде всего чтению, письму и счету). Приведем примеры таких способностей и способов их диагностики:

Способность понимать содержание речи: например, детям читают две короткие сказки и затем предлагают выбрать из картинок те, которые подходят по содержанию к ним.

Логическое мышление: детям предлагают ряд взаимосвязанных по сюжету картинок, раскладывают в логической последовательности и оставляют пустые места в конце. Дети должны выбрать из предлагаемых картинок и дополнить ряд в правильной последовательности. — Другой вариант — это подобрать предметы, относящиеся к определенному общему понятию, например «посуда», «птицы», и исключить такие картинки, на которых изображены предметы, не относящиеся к данному общему понятию («лишний предмет»).

Память: детям предлагают набор картинок, кратко обсуждают их, затем накрывают картинки материей и через короткое время спрашивают, какие картинки находятся под платком.

Концентрация и внимание: детям предлагают карточку с нарисованным однообразными рядами картинок, отличающимися одна от другой определенными признаками (кружок с разрывом с определенной стороны, квадратик, звездочка, кружок и т.п.). Ребенок должен, просматривая карточки, найти и зачеркнуть картинку с заданными признаками.

Понимание размеров (величин): детям предлагается ряд картинок, на которых изображены одинаковые предметы, отличающиеся между собой размерами (больше/ меньше, тоньше/толще, длиннее/короче и т.п.) или одинаковые по размеру картинки предметов, отличающихся в действительности своими размерами (например, жук, волк, слон и т. п.). Ребенка просят распределить эти предметы по квадратам различного размера (в самый большой квадрат нужно поместить слона, в самый маленький — жука) и т. п.

Понимание множеств: ребенку предлагают картинки, на которых изображены ряды предметов, отличающиеся между собой по количеству. Ребенок должен определить, где больше, где меньше предметов. При этом длина ряда может не совпадать с количеством предметов (три предмета в длинном ряду, пять предметов — в коротком ряду).

Способность видеть и рисовать простые формы: ребенка просят точно срисовать фигуры определенных форм.

Способность узнавать формы: ребенку показывают различные геометрические формы и спрашивают, что это такое. Ребенок должен назвать круг кругом (а не солнышком), квадрат и треугольник квадратом и треугольником (а не домиком).

Координация глаз-рука: ребенку дается задание провести линию между различными точками, не касаясь их и границы, обозначенной заданной линией.

Способность планировать действия и выполнять инструкции: ребенку предлагается выполнить три задания в правильной последовательности.

Способность воспринимать информацию на слух: ребенку читают небольшой связный текст и затем предлагают назвать некоторое число основных мыслей.

Способность отчетливо говорить: ребенку читают предложения с трудным звуковым строем (например, простые скороговорки) и предлагают повторить их.

Фонологическое сознание: умение различать звуки речи на слух рассматривается как необходимая предпосылка изучения грамоты. Детей просят выбрать картинку с изображением названного предмета (например, говорят слово «мишка», а предлагают ряд картинок с предметами, название которых похоже по звучанию —«мышка», «миска» и т.п.).

Осознание схемы тела: ребенка просят нарисовать человека и смотрят на то, все ли части тела он нарисовал. Если он рисует «головонога», то это означает, что ребенок еще не готов к школе.

Помимо этого детям дают задания на простой счет (в пределах десяти), узнавания «на глаз» простых, небольших множеств (нужно назвать число пятен на кубике или предметов на картинке до шести), сказать свой адрес и другие подобные задания.

В последние десятилетия, однако, был выдвинут целый ряд возражений против применения подобный методов.

Приведем аргументы против данных методов:

1. Подобные тестовые методы ограничиваются почти исключительно так называемыми «когнитивными признаками». Это значит, что готовность к школе определяется преимущественно способностью к усвоению знаний и мышлению, которые в свою очередь исследуются лишь в очень узком диапазоне. Готовность к школе сводится к способностям, задействованным в учебном процессе, в то время как «уже давно известно, что готовность к школе состоит из гораздо более важных качеств».

2. Речь, которой ребенок владеет в действительности (например, в естественном общении) вообще никак не выявляется подобными методами. Ребенку в искусственной ситуации предлагаются задания сделать некоторые речевые действия, которые лишь условно вообще можно назвать речью.

3. Такие существенные области, как воображение, творчество, свободное общение невозможно установить путем тестовых процедур. Это хорошо видно на тестах воображения, приведенных в книге «Тесты для детей», в которых фантазию предлагают определить по тому, в состоянии ли ребенок сочинить историю на пять минут о животном или нарисовать по воображению картинку. Представить себе ситуацию, чтобы наша дочь (6 лет), которая

часами дома наедине с собой рассказывает истории («читает книжку») или рисует («пишет книжку»), вы­гоняя папу и маму из комнаты, стала бы сочинять или рисовать когда ее специально об этом попросят незнакомые взрослые, я не могу.

4. Во многих исследованиях тестовых процедур оказывалось, что смотря по тому, какие процедуры применялись для оценки одного и того же ребенка, этот ребенок показывал существенно разные результаты. Если согласно одной батарее тестов дети отчетливо показывали, что они не готовы к школьному обучению, то согласно другой те же дети оказывались готовыми.

Кроме этого, было установлено, что существует целый ряд факторов, влияющих на результаты. Например, от того, в каком настроении в день тестирования находится ребенок; от качества отношений между взрослым, проводящим испытание, и ребенком; от качества заданий самих тестов; от помещения, в котором проводятся испытания; от множества отвлекающих факторов, которые действуют различно на разных детей и т.п.

5. Дальнейшие исследования показали, что от 50% до 60% детей, показавших отрицательные результаты, но примятые тем не менее в школу, успешно справились с обучением. С другой стороны, велико число детей, успешно выдержавших тестовые испытания, но имевших в первые два года обучения в школе большие трудности, так что часть из них вынуждены были прервать обучение.

6. Хотя проблема применимости отдельных тестов, их пригодности и качества, условий применения и т. д. является проблемой тестов, а не детей, тем не менее от результатов, полученных в ходе обследования, реально страдают именно дети и их родители.

7. Подобного рода процедуры направлены целиком и полностью на ребенка. Именно он должен «доказать» свои способности и знания, свою «готовность к школе». Сама же школа не должна при этом доказывать свою «готовность к детям». Однако исследования показали, что часть детей, не выдержавшая испытания, в одних школах успешно учатся, в то время как в других терпят неудачу. Именно в этой области совершенно отчетливо на практике видно реальное качество школы и учителей. Зачастую так называемые «сильные», престижные школы показывают высокие результаты за счет отсеивания неудобных детей и должны оцениваться, по идее, как некачественные.

Если использовать терминологию рынка, то по­лучается, что не потребитель услуг выбирает качественный продукт, но фирма выбирает «качественного» потребителя.

Поэтому в международные исследованиях «эффективную» или «хорошую» школу определяют как такую, результаты которой не зависят от внешкольных при­внесенных извне факторов, например, от начальных способностей детей и социокультурного уровня семьи. В исследовании ПИЗА уровень системы образования страны зависит от того, насколько высоки достижения учащихся из семей с низким социокультурным и экономическим уровнем, то есть от того, насколько система образования способна поднимать и интегрировать всех, в том числе и слабых детей.

8. Широкое применение тестов при определении готовности к школе объясняется, с одной стороны, широко распространенной верой в объективность данных—тесты, как правило, проверяются на достоверность самими авторами и само собой «доказали» свою достоверность; с другой стороны, они дают в руки педагогов и психологов «объективный» инструмент, при помощи которого можно снять с себя ответственность за собственную некомпетентность, избавившись от неготовых к школе учеников.

9. Высказываются сомнения в том, что на основе обследования детей при приеме в школу вообще возможно сделать какие-либо выводы о готовности ребенка к школе. Как можно, например, учесть то, как спал ребенок в день обследования, достаточно ли он спокоен или возбужден какими-либо событиями, хорошо ли он себя чувствует в телесном отношении, не тяготят ли его какие-либо проблемы. Все эти ситуативные моменты могут не дать ребенку проявить свой действительный потенциал.

10. И, наконец, нельзя недооценивать то, как ребенок воспринимает испытывающих его взрослых: как добрых, доброжелательных, спокойных или «задерганных», «нервных», уставших (что неудивительно после многочасовых заседаний приемной комиссии). Огромное число протоколов обследования детей при поступлении свидетельствуют о том, в какой огромной степени поведение ребенка зависит от атмосферы в приемной комиссии и насколько результат зависит от эмоционального отношения ребенка к испытующим его взрослым. Многие задания, с которыми дети не справлялись в условиях приемной комиссии из-за неустановившегося контакта или недостатков коммуникативной культуры испытующих, они успешно решают в контакте с другими взрослыми.

В настоящее время наблюдается отказ от практики диагностики готовности к школе, основанной на тестовых заданиях, подобных описанным выше, а также от самого понятия «готовность к школе», лежащего в основе этих тестовых процедур. Однако, несмотря на критику, эти методы применяются и имеют много сторонников. 

Современные представления о готовности к школе

Если большое число детей (50%-60%), показавших неудовлетворительные результаты по когнитивным тестам, все-таки успешно учатся, а часть детей, успешно справившихся с тестами не смогли адаптироваться к школьной жизни, то естественно предположить, что существуют другие факторы готовности ребенка к школе, которые оказываются не менее, а зачастую и более значимыми, чем когнитивные факторы. И в самом деле, если ребенок когнитивно «не готов» к школе, за счет чего он тогда успешно учится не только в самом начале обучения (в младшей школе), но и в дальнейшем?

Другой вопрос: если дети, показывающие хорошие результаты в заданиях на внимание, концентрацию, память, логическое мышление и т.д., не справляются с обучением в школе, то чего им, собственно, не хватает?

Рекомендуем посмотреть:

Ваш ребенок – школьник. Полезные советы и рекомендации для родителей

Когда отправлять ребенка в школу - в шесть или в семь лет?

Правильная позиция родителей — не переоценивать роль успехов в учебе в успешности жизни человека в целом

Способы обследования детей при поступлении в школу

Что делать, если ребенок не хочет ходить в школу?

Нет комментариев. Ваш будет первым!