Вера Чаплина. «Домовой» в зоопарке

Рассказ Веры Чаплиной «Домовой в зоопарке» о животных для школьников 2 класса. Рассказ по программе литературного чтения для 2 класса.

«Домовой» в зоопарке

Когда служитель Правиков пришёл утром убирать львятник, он не узнал помещения: валялись на полу разбитые горшки, цветы, земля, а из открытой печки высыпалась вся зола. Правиков протёр глаза. Вчера они со вторым служителем, дядей Павлом, ушли, оставили всё в порядке, а сегодня!.. Кто же это мог сделать? Но задумываться было некогда. Надо убрать помещение и вымыть клетки до прихода публики. В это время пришёл дядя Павел, и, решив, что это чья-нибудь шутка, служители принялись за уборку. Как и всегда, Правиков начал с огромного тигра Раджи. Раджи был самым злым из всех тигров Зоопарка. Когда Правиков к нему подходил, он бросался на решётку и так бил лапами, что она тряслась.

Правиков Раджи не боялся. Он знал, что широкая лапа тигра не пройдёт через прутья и что гораздо больше нужно опасаться узкой лапы леопарда Васьки. Васька любил поохотиться даже в клетке. Идёт, бывало, Правиков, а он притаится в углу и караулит служителя. Ну совсем как кошка за мышкой! А чуть только служитель зазевается — схватит. Лапа у него сильная, когти острые, ни за что не вырвешься.

Хорошо знал служитель своих зверей. Но вот почему сегодня Васька не бросился, как всегда, на решётку? Подошёл Правиков и видит: в клетке леопарда кровь. Кровь покрывала пятнами пол. Правиков испугался. Он схватил длинный железный прут и стал им стучать по решётке. Нужно было поднять зверя и посмотреть, что с ним случилось. Васька встал и, хромая, отошёл в сторону. Одна из его передних лап оставляла кровавый след.

Вызвали ветеринара. Ветеринар поманил Ваську к решётке, внимательно осмотрел его лапу и сказал, что это укус. Хотя сидевшая в той же клетке леопард Маруська никогда не дралась, подумали на неё.

Остальная часть дня прошла как обычно. В два часа привезли мясо, в три накормили зверей, и, перед уходом налив в поенки воды, служители ушли.

На следующее утро дядя Павел и Правиков пришли вместе. Вместе открыли помещение и... остолбенели. Что за штука! Можно было подумать, что они вчера не убирали. Везде валялись черепки разбитых горшков, поломанные цветы, а у любимицы Правикова — Маруськи текла из лапы кровь. Это уж было чересчур!

Оставив всё, как застали, служители пошли узнать у сторожа, не брал ли кто ключ. Тот даже обиделся. «Сколько лет работаю, — кричал он, — ни разу греха не было!»

Врач, осмотрев Маруськину лапу, тоже сказал, что укус.

Совсем такой же укус и тоже на передней лапе оказался ещё у пантеры.

С этого дня начались мучения служителей. Каждое утро, отпирая львятник, находили они в нём беспорядок, каждое утро кто-нибудь из зверей был покусан. Правиков не знал, на кого и подумать. Чего он только не делал! Брал с собой ключ, ставил на дверях заметки — всё безрезультатно. Зато его помощник дядя Павел сразу решил, что это дело рук «домового». Он крепко верил, что есть на свете ведьмы, черти, и, когда решил, что в львятнике завелась нечистая сила, подал заявление о переводе на другую работу. Тогда, чтобы выяснить причину ночных происшествий, решили изловить виновника всего — «домового».

Вечером, когда Правиков с дядей Павлом сдали ключи и ушли домой, к сторожу подошли несколько дежурных ребят из КЮБЗа. Они попросили у него ключи от львятника и показали записку от директора. В записке было сказано, чтобы ребятам выдать ключи. Сторож удивился, но ключи всё-таки дал. Ребята давно убежали, а он ещё долго смотрел им вслед.

Позднее, когда закрылся Зоопарк, к львятнику подошли знакомые нам ребята. Быстро открыли дверь помещения и спрятались под длинными рядами клеток. Некоторое время там слышалась возня, потом всё затихло. Встревоженные звери успокоились, и только скучавший по воле Раджи, хрипло мяукая, долго ещё ходил по клетке. Наконец лёг и он. Стало совсем тихо, и было слышно, как тикают часы. Было одиннадцать часов.

Вдруг в самом дальнем углу львятника что-то завозилось. Ребята вздрогнули, но тут же успокоились — в своей клетке проснулся барсук. Он подошёл к решетке, потянул носом воздух и осторожно полез наверх. Встревоженный леопард насторожился. А барсук, держась лапами за перекладины, просунул сквозь прутья голову и, ловко извернувшись, очутился на свободе.

Леопард Васька подбежал к решётке и замер, ожидая барсука. Ничего не подозревая, барсук слез вниз и медленно пошёл вдоль клеток по длинному, Узкому карнизу. Когда он поравнялся с клеткой леопарда, подстерегавший его хищник прыгнул. Далеко за решётку просунул он лапу, чтобы схватить барсука, но тут же её с рёвом отдернул. Из лапы текла кровь, а барсук спокойно продолжал свой путь. Дойдя до конца, он спустился по скамейке на пол и, цокая длинными когтями, побежал к стоявшим в помещении цветам.

Ребятам очень хотелось поймать беглеца, но, вспомнив, что пришли не за этим, они остались на месте.

Барсук опасности не замечал. Он спокойно залез на подставки и стал сбрасывать оттуда цветы. Ломались хрупкие хризантемы, астры... Их красивые белые шапки откатывались в стороны, а падающие горшки наполнили помещение шумом. Проснулись звери. Они метались по клеткам, рычали. Горевшие злобой глаза жадно следили за погромщиком, а барсук продолжал своё дело. От одной подставки перешёл к другой, третьей, пока все цветы львятника не очутились на полу. Тогда он стал разбрасывать землю. Выгребал её из разбитых горшков, что-то усердно искал и, находя, с аппетитом чавкал.

Покончив с этим, барсук перевернул все урны, подставки, слазил даже в печку и выбросил оттуда всю золу. Потом стал играть. До чего же смешны были его движения! Сидевшие в засаде ребята едва сдерживали смех. Мягко, словно тело его было без костей, барсук кувыркался через голову, подняв дыбом шерсть, отчего становился вдруг похожим на шар; он подпрыгивал, как заводная игрушка, или валялся на спине, держа в передних лапах осколок черепка, камешек.

Время шло. Сквозь окна львятника уже пробивалась узкая полоска света наступавшего дня. Но никто из ребят не уснул. С барсуком не уснёшь!

Зазвенел в дверях ключ. Уловив этот звук, барсук насторожился. Потом, вдруг засопев, торопливо побежал к табуретке, влез на карниз и знакомой дорогой, через раздвинутые под потолком прутья, проник к себе в клетку. Клетка заменяла ему нору, и барсук искал в ней спасения. Едва он скрылся, как в помещение вошли дядя Павел и Правиков. Увидев беспорядок и выползавших из-под клеток ребят, они только развели руками. Тут, перебивая друг друга, рассказали им ребята о ночных похождениях барсука.

— А домового мы так и не видели, — сказал в заключение один из мальчиков.

Правиков засмеялся. Он подошел к клетке с барсуком, внимательно осмотрел изогнутые прутья и аккуратно переплёл их проволокой. С этого дня в помещении был полный порядок, а дядя Павел перестал верить в домовых.

Рекомендуем посмотреть:

Михаил Зощенко. Самое главное

Виктор Драгунский. Он живой и светится…

М. Зощенко. Великие путешественники

Антон Чехов. Белолобый

Вера Чаплина. Галины питомцы

Нет комментариев. Ваш будет первым!